www.78stroy.ru  / Пресса / 2012 / Конкуренция сверху lskgranit.ru/ "Ленстройкомплектация" | www.6543210.ru/ "Ленстройтрест"
На главную Поиск по сайту Написать письмо
Новости
О компании
Строительство
Производство
строительных материалов
Пресса
"МастерОК"
Раскрытие информации
Темы дня
2013
 
2012
 
2011
 
2010
 
2009
 
2008
 
2007
 
2006
 
2005
 
2004
 
2003
 
2014
 
2015
 


С какой целью вы зашли на сайт ПО "Ленстройматериалы"?
Вы можете выбрать максимум 4 варианта
1. Получить информацию о руководстве компании
2. Узнать контактную информацию
3. Ознакомиться с продукцией и предоставляемыми услугами
4. Найти вакансию
5. Узнать новости



 


Привлекательный работодатель12312



2012

Конкуренция сверху

С каждый годом правила игры смещаются в сторону тех, кто умеет договариваться с властью

В проекте должны быть идеи, придающие застраиваемой территории некую атмосферу. И тогда ваш продукт найдет своего покупателя, рассказывает генеральный директор ПО «Ленстройматериалы» Дмитрий Игнатьев.

-Дмитрий Иванович, в 1992 году, когда Вы возглавили одну из первых в Санкт-Петербурге инвестиционных компаний – "Брокерскую фирму "Ленстройматериалы", Вам было всего 26 лет…

- В то время жизнь была очень динамичной: ваучерная приватизация, управление ценными бумагами – все было в новинку для всех. Тот, кто имел возможность и, в определенном смысле, наглость пройти не очень длительное обучение и получить соответствующую лицензию, становился почти уникальным специалистом на этом рынке. Мне помогли самоуверенность, нормальная для молодого человека, и политехническое образование. Не последнюю роль сыграли интерес к новому делу и желание вылезти из бедности, обычной в 90-е для большинства наших сограждан.

Вообще, если посмотреть на тех, кто составляет сегодня костяк нашего бизнеса, это будут люди, закончившие петербургский Государственный университет и Политехнический институт, где давали хорошее системное образование и учили верить в свои силы.

- Кем Вы себя считаете: менеджером, девелопером, финансистом?

- Я – владелец и управляющий бизнесом. Я из первого поколения бизнесменов, которым известна еще жизнь в коммуналке. Обычно тот, кто создает бизнес, сам им и управляет, тогда как следующие поколения эти полномочия чаще всего делегируют наемным менеджерам.

- Значит, нет уверенности, что сможете передать бразды правления своим детям?

- Думаю, вероятность невелика. Дочке сейчас 20 лет, и она далека от дел компании. Младшему сыну – 13, сейчас пока трудно сказать, будет ли это ему по душе. Конечно, я попытаюсь заинтересовать его, но заставлять не буду. Дело в том, что у них сейчас гораздо больше возможностей, а, значит, и кругозор шире. Главное – помочь найти себя, а в какой области, это неважно.

- Как управляете вашим холдингом? Единолично?

- Это невозможно. Но у нас нет и коллегиального управления, когда все решения принимаются большим хуралом. У меня большая команда заместителей, состоящая из единомышленников, многие из них – мои бывшие однокашники. Отвечая за развитие направлений, располагая различными правами и полномочиями, они имеют возможность профессионального роста. Думаю, это важно.

Наша команда создавалась на протяжении 20 лет, выросла из брокерской фирмы. По дороге потерялись немногие, и основное, чем мы гордимся – крепкий, прочно сбитый коллектив.

В корпоративном кодексе одними из главных ценностей значатся творческая обстановка и взаимопонимание. Наша компания так устроена, что скучно мы не живем. Мы нацелены не «распиливать» деньги, а зарабатывать их. В девелоперском бизнесе можно распихивать взятки, скучно строить и наращивать маржу, считая, что если сумел получить много денег с квадратного метра, ты – герой. А можно придумать и построить такой проект, где людям будет комфортно жить. Придумать образное название, бренд, продвинуть его за счет интересной рекламной кампании. И таким образом заработать больше.

- Это в идеале, а в нашей действительности получается играть по этим правилам?

- Не всегда. Причем дальше становится все труднее. С каждый годом условия игры смещаются в сторону того, кто умеет договариваться и «пилить» деньги, а не того, кто создает качественный продукт.

Как следствие, выросло новое поколение бизнесменов, которые справедливо считают, что быть наемным менеджером в крупной компании, имеющей отношение к власти, намного выгоднее, чем тащить собственный бизнес и получать при этом все шишки. То есть, сейчас вместо того, чтобы в экономике и бизнесе поддерживать процессы, идущие снизу вверх, происходит движение сверху вниз, консолидируя все в одних руках. Мотивация понятна – для эффективности управления, чтобы не разворовали, собрать все, а потом потихоньку распределять. Будет ли эта модель нормально работать, и найдется ли в конце концов эффективный хозяин, трудно сказать. Пока в результате мы имеем продукцию вроде той, что выпускается отечественным автопромом.

Проблема заключается в том, что те, в чьи руки при таких условиях попадает собственность, в первую очередь государственная, в большинстве своем не являются эффективными менеджерами. Они умеют обходить конкурентов за счет своей близости к бюджету. С другой стороны, нельзя сказать, что в 90-е годы или в начале нынешнего века было легче – но именно тогда появились нормальные, эффективно работающие управленцы.

В 90-х бизнес строился на возможности приватизации, в 2000-х – возникли первые сетевые компании, они и дали России первых миллиардеров. Сейчас же все отчетливее видна тенденция, когда нездоровая конкуренция со стороны государственной системы серьезно тормозит развитие бизнеса.

- У вас в планах реформирование строительного блока холдинга по скандинавской модели. Почему пришли к такому решению?

- Задача девелопера – построить так, чтобы не возникло трудностей при продаже. Мы стремимся привлекать покупателей максимальными удобствами жилья и гармоничной средой проживания, чтобы ничего не напоминало кварталы современных новостроек, скорее похожих на муравейники, в организации пространства которых отсутствуют и логика, и эстетика.

Скандинавская модель ближе нам по климатическим условиям, менталитету, представлениям о том, как правильнее и удобнее жить. У нас нет, как в Прибалтике, узких, кривых мощеных улочек, поэтому нам не подходит ни испанский, ни французский, ни итальянский градостроительные модули.

Финские дома очень эргономичны, но при этом скромны по площади и высоте потолков. Взятая нами модель подкупает, прежде всего, максимальной функциональностью и эстетичностью. Причем здесь идет речь не об отдельно взятой квартире или доме, а обо всем квартале. Важно обеспечить как привлекательность пространства – продумать дизайн и расположение зданий, улиц, зеленых зон – так и фасада каждого дома в отдельности, его внутренней планировки, увязав это с их функциональностью.

И во всем должна быть «фишка», придающая проекту некую атмосферу. Это не стоит больших финансовых затрат, надо только приложить некоторые усилия и творчество.

Новый формат работы порождает и новые разделы, которых нет в стандартных проектах. Например, появляется такое направление, как логистика, в рамках которого специалисты продумывают оптимальный вариант направления движения пешеходов и транспорта.

Кроме того, важно не только правильно спроектировать размещение коммерческих помещений, но и так провести рекламную кампанию при их продаже, чтобы привлечь именно тех арендаторов и собственников, которые обеспечат наличие всей необходимой и желаемой инфраструктуры, а не только того, что положено по ПЗЗ: школу и детский сад.

- Кто будет управлять построенным комплексом?

- Чтобы отдавать его на аутсорсинг, надо иметь развитый рынок управляющих компаний. Только тогда можно среди них выбирать. Сейчас такого нет. Чтобы обеспечить и сохранить заявленный уровень жизнеобеспечения в жилом квартале, будем создавать свою управляющую компанию.

Если сервис находится на должной высоте, люди понимают, за что платят. Такой опыт у нас есть. Я имею в виду построенный нами жилой комплекс на юго-западе Санкт-Петербурга: там идеальная чистота, свои штатные уборщицы в униформе и даже внутреннее кабельное телевидение, транслирующее информацию о жизни дома. Благодаря этому жильцы понимают, куда идут их деньги, и готовы платить.

- Дома, построенные по финской технологии, конечно же, станут более энергоэффективными?

- Конечно. При строительстве будут использоваться выпускаемые на нашем заводе ЖБИ нового поколения. Предусмотрены такие элементарные вещи, как установка энергоэффективного освещения в местах общего пользования, включая систему автоматического включения/выключения света. Сейчас, когда человек покупает жилье, возможность экономить на коммунальных платежах волнует его в последнюю очередь. Но с неизбежным ростом тарифов на коммунальные услуги требования покупателей изменятся. При выборе жилья они будут учитывать не только местоположение дома и качество квартиры, но и расходы по содержанию. Все это мы учитываем при проектировании уже сегодня.

- Реформирование Гатчинского ССК связано с новой строительной политикой компании?

- Да. Строить будем из панельных железобетонных конструкций, изготовляемых по финской технологии. Для чего и потребовалась модернизация завода. Там устанавливается оборудование финской компании Elematic мощностью 200 тыс. м2 продукции в год. Модернизированный цех будет выпускать не серийные панели, а эксклюзивные, для каждого конкретного дома. Инвестиции в реконструкцию составят до 25 млн евро. Линия выйдет на проектную мощность к 2013 году.

Наши проекты в Колпино, Янино и на Ириновском проспекте, стартующие в конце этого – начале следующего года, ориентированы уже на новую продукцию. Первые 2 года панели ЖБИ будут поставляться инвестору, а затем до 60% выпускаемой продукции будет уходить на внешний рынок.

Один из плюсов этой технологии – возможность строить быстрее и качественнее, чем, скажем, из монолита.

- Нововведения скажутся на цене продаваемого жилья?

- Да, проекты должны стать дешевле, так как ускорение процесса строительства снижает себестоимость и, как следствие, цену – если не будут тормозить не зависящие от нас обстоятельства, например затянувшееся согласование. В девелопменте срок реализации – определяющий фактор в себестоимости продукта. Время «жизни» проекта включает в себя срок проектирования, согласования и строительства. Чрезвычайно важно снизить до минимума стадии, на которые мы можем влиять – это длительность строительства и проектирования. А вот процесс получения разрешения на строительство строителям не подконтролен, и может длиться от полугода до полутора лет. Чем больше срок принятия чиновниками решения, тем сильнее падает рентабельность, ставя под вопрос возможность реализации. Конечно, хочется добиться от властей понимания, что сроки сильно влияют на цену квадратного метра, и процедура получения разрешения на строительство не должна ими затягиваться.

- Тем более что правительство вроде как продвигает национальный проект доступного жилья?

- Да, но кроме того, для снижения цен государство должно инженерно подготавливать земельные участки и только после этого пускать их в оборот.

Сейчас площадей, готовых под застройку, мало, несмотря на кажущееся обилие земли вокруг, так как статус свободных участков в основном не предусматривает строительства, либо они принадлежит какому-нибудь ведомству. Да и к имеющимся участкам не подведены необходимые сети. Поэтому цена таких участков, несмотря на то, что они с точки зрения логистики, выгодны для застройки, и участков, имеющих хотя бы нужный статус, существенно отличается.

Ну и конечно, на государственном уровне следует способствовать повышению покупательской способности потребителей. Новые квартиры станут реально доступнее, если ипотека будет не выше 4,5-5%. Но при этом на рынке жилья должно быть много предложений, иначе подскочат цены, как это произошло в 2006 году, кода ипотеку попытались сделать доступной, а рынок жилищной недвижимости оказался недостаточно насыщенным, чтобы обеспечить возросший спрос.

- Ваш прогноз по ценам на рынке жилья? Отразится ли на них ожидание кризисной ситуации?

- Честно говоря, что будет с ценами, не знаю. Я не вижу реальных экономических предпосылок для их изменения.

Другое дело, что рынок ценных бумаг в очень большой степени является рынком ожиданий. При его колебаниях нервы могут не выдержать. Тогда весь имеющийся кэш как физических, так и юридических лиц будет заморожен до лучших времен, и рынок войдет в ступор. Хочется верить, что органы государственного регулирования усвоили уроки 2008 года и этого не произойдет. По крайней мере, в этом году рынок жилья довольно оживлен.

-И ваши объекты найдут своих покупателей?

- Реконструкция Гатчинского ССК нацелена на то, чтобы, не поднимая цену, улучшить качество. Если не изменятся ни покупательная способность, ни объем, ни игроки рынка, и при этом будет предложен значительно лучший продукт по среднерыночной цене, почему бы его не захотели купить?

- Какие объемы планируете освоить в ближайшее время?

- Примерно 550 тысяч кв.м жилья. Это три стартующих проекта общей площадью порядка 450 тысяч кв.м. И около 100 тысяч кв.м – действующие проекты.

Если говорить о застройке Петровского острова, надеемся через год выйти на строительную площадку. Сейчас идет работа по детализации проекта. Это не так плохо, учитывая, что начинался он 8 лет назад.

- По-Вашему, ревизия крупных строительных объектов, проводимая сейчас губернатором, может привести к снижению объемов строительства?

- Нет, цель ревизии – выявить строительные компании, не выполняющие обязательства. Такие есть, но их мало. Сейчас 80% рынка жилья Петербурга обеспечивают 10 крупных строительных компаний. Это нормально и позволяет развиваться конкуренции.

В любой стране строительный девелоперский рынок предполагает близость к власти. Понятно, что без взаимодействия с чиновниками не решить вопросы покупки земельных участков, создания на них инфраструктуры, не получить информацию о планах развития города. Важно только, чтобы эта близость не зашкаливала.

У нас это по силам только крупным компаниям: необходимо иметь солидный оборотный капитал, большие стартовые деньги, которые вкладываются в длительный цикл. Поэтому маленькие компании не могут заниматься крупным девелопментом. Это – нормально и не говорит об ущемлении прав мелкого бизнеса. Все крупные компании пятнадцать-двадцать лет назад были мелкими, за это время они накопили ресурсы, опыт, создали себе имя.

- Вы верующий человек?

- В церковь не хожу, но стараюсь жить по совести. Считаю, что это почти одно и то же. В церковь ведь многие не ходят, и не потому что там не нравится, а потому что нет доверия ко многим из тех, кто там служит.

- Ваша супруга – директор бильярдного клуба. Дома рабочие дела обсуждаете, советы ей даете?

- Нет, иначе споры начинаются, а спорить из-за бизнеса в семье не хочется.

- В свет любите выходить?

- Нет, там делать нечего. Это дочке нравится, ей двадцать лет, самое время тусоваться. А я лучше с умными людьми за пивом посижу или книжку почитаю.

- И что читаете?

- Русскую классику читаю и перечитываю, но нужно соответствующим образом настроиться. Такие вещи, как, например «Братья Карамазовы», невозможно «проглатывать», они требуют осмысления и переосмысления, потому что в 40 лет смотришь на мир по-другому, чем в 20.

В перерывах между серьезным чтением занимаюсь английским, чтобы не забыть язык. Или перечитываю любимых западноевропейских авторов, получая от этого эстетическое удовольствие.

- Где и как нравиться отдыхать?

- Осенью и зимой, когда здесь слякотно и темно, хорошо выехать на солнышко – с аквалангом понырять или на горных лыжах покататься. Летом краше нашего Карельского перешейка не найти. Красивая природа, белые ночи, рыбалка, грибы.

Большие компании не люблю. Меньше народа – лучше думается, особенно с корзинкой или с книжкой.

- Детей по каким правилам воспитываете?

- Особенно ни по каким. Детей надо любить и находить для них время, и чем больше, тем лучше, потому что тогда они воспримут твои принципы. Семья дает основной жизненный стержень, прививая правила, по которым живет сама. Идеально, если вы с ребенком вместе делаете что-то полезное. Лучшее время моего детства – когда я с отцом рубил дом, который нам был по-настоящему нужен.

Сейчас совместные полезные и интересные дела найти непросто. Я даже стал с сыном играть в компьютерные игры, чтобы быть к нему ближе. Стараюсь пристрастить его к чтению, но это значительно сложнее, чем в нашем детстве.

- Об образовании за рубежом не думали?

- За границу учиться решили пока сына не отправлять, потому что важно, чтобы он сформировался в семье, в России, иначе в 20 лет он сюда не вернется, да и общий язык мы с ним потеряем. От общения с родителями дети получают пользы больше, чем от воспитания за границей. Поэтому, думаю, правильнее начинать учиться за границей со второго курса университета.

Оглядываясь назад, понимаю, что десять лет общения с родителями в детстве никому бы ни отдал, ни за какие возможности во взрослой жизни.


Галина Несвит
Управление бизнесом
10.09.2012